?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Министр невероятной промышленности СССР
Лето
avorobjovs
Оригинал взят у nepilsonis в post
Читаю «Министр невероятной промышленности СССР»


Для иллюстрации состояния дел с электровакуумном производством и материалами для него в последние предвоенные месяцы можно привести взгляд совсем уж стороннего человека. Воспользуемся вновь воспоминаниями В. С Емельянова, ставшего 15 июля 1940 года первым заместителем председателя Комитета стандартов.

«Из Ленинграда приехал директор завода «Светлана» Восканян.

-Три дня не выпускаем радиолампы. Ни одной лампы не могли сдать. Все забраковано. Раньше никто не обращал никакого внимания на то, сколько часов лампа проработает. Установленной стандартом норме ни одна лампа не соответствовала. Это мы обнаружили, когда отдел технического контроля стал проверять показатели качества. — В чем же дело? Почему лампы не работают положенное число часов? — спросил я Восканяна. — Цоколь лампы изготовляется из металла фуродита.

Мы штампуем его из металлической ленты. Так вот, эта лента не держит вакуум — металл очень пористый. Не металл, а марля какая-то.
— А кто вам эту ленту поставляет?
— Московский завод «Серп и молот».
Я стал вспоминать. Ведь мы изучали производство фуродита в Германии — на заводах Круппа и Рохлинга.

За техническую помощь Советским Союзом были уплачены большие деньги. Кто же изучал это производство?

Я вспомнил: инженер Фрид с московского завода «Серп и молот».

Я позвонил директору завода Ильину и спросил, работает ли у них Фрид. — Работает.
— Нельзя ли его направить к нам, в комитет стандартов?
— Когда?
— Если можно, то сейчас же. Мы разбираем очень важный вопрос. Он нам может помочь в этом.

Через несколько часов Фрид был у нас в Комитете.

— Вы ведь изучали производство фуродита в Германии.
— Да, изучал.
— Чем вы объясните, что лента из фуродита, изготовляемая вашим заводом, такая пористая?
Фрид стал подробно объяснять особенности кристаллизации сталей этого типа.
— Для уменьшения величины кристаллов, как вам хорошо известно,- сказал Фрид, обращаясь ко мне,
— на заводах Круппа и Рохлинга в такую сталь вводят азот. Они производят у себя азотированный феррохром. Но азотированный феррохром необходимо специально изготовлять, а это довольно сложное дело. Так вот, для упрощения производства работники нашего завода решили изготовлять фуродит на обычном феррохроме без азота. Это первое отступление от сложившейся мировой практики. Но есть и второе. Содержание углерода в фуродите должно быть очень низким, а у нас решили увеличить его содержание вдвое против норм, принятых на всех европейских заводах. С предложением повысить содержание углерода в фуродите и исключить из его состава азот директор обратился в Наркомат черной металлургии. Там связались с заместителем наркома электротехнической промышленности И. Г. Зубовичем и предложили ему внести в действовавший тогда стандарт указанные поправки. Как мне рассказывали, присутствующие при разговоре с Зубовичем работники Наркомата черной металлургии заявили: «Если вы откажетесь принять наши условия на фуродит, то совсем ничего не получите. Ваши мудрецы с нашими теоретиками из лаборатории такие технические условия выдумали, что по ним ни один завод не сможет работать». Зубович дал согласие. Новые условия на фуродит были подписаны. Завод «Серп и молот» стал выполнять план по фуродиту и поставлять его заводу «Светлана», а завод «Светлана» — изготовлять из негодной фуродитовой ленты негодные лампы. Тевосяна /в это время бывшего уже наркомом черной металлургии, А.Ш./ в это время в Москве не было, он бы этого не допустил, — закончил свое объяснение Фрид.

Как досадно все это слушать! Еще десять лет тому назад мы изучили производство фуродита и умели изготовлять его не хуже немецких заводов. Зачем же в погоне за упрощением технологии производства снижать качество?
Вопрос о фуродите стал предметом разбирательства в Совнаркоме. Начальники, изменившие стандарт, были наказаны, а заводу был дан месячный срок для восстановления прежней технологии производства.»

А ведь в СССР счёт таким историям шёл, наверное, на сотни. Я припоминаю, что каким-то похожим рацпредложением была вызвана одна из аварий ракеты Челомея (материал где-то поменяли на «попроще»), в каком-то другом советском хайтеке заводские рацушники заменили сварку на точечную, от чего изделие начало перегорать по этой сварке.
Это только навскидку, что из мемуаров запомнилось.

Забавно, что СССР уж 22 года как нет с нами, а подобное «рацушничество» никуда не делось, цветёт себе и в банках, и в строительстве, и прочих благородных капиталистических делах.



  • 1
Как это не удивительно - лампы Светлана лучшие в мире.

Наверное, потому, что прочие вовсе отказались от выпуска за малонадобностью.
Тут и в некоторых других похожих мемуарах упоминается, что в пору золотого века ламп заграница от СССР в этом деле, как минимум, не отставала. Точнее — был приблизительный паритет по уровню технологий, но в СССР при этом был дефицит и большие задержки (по сравнению с заграницей) по постановке в серию новых изделий.

Раз все отказались то и предмета для дискуссии нет...

Слухи о смерти радиоламп сильно преувеличены.

  • 1